Sennheiser electronics
ул. Сичеславская Набережная 10, Днепр 49070, Украина
Телефон: +38 (0562) 34-07-41,
+38 (056) 370-31-05
Факс: +38 (0562) 34-01-07
Эл. почта: music@indigo.dp.ua

Новости

http://sennheiser.com.ua/news/

Евровидение 2010. SENNHEISER SKM 5200 — всегда бы такой звук, и было бы счастье. (Интервью с певицей Alyosha и ее продюсером Вадимом Лисицей).

13.08.2010

SENNHEISER SKM 5200 — всегда бы такой звук, и было бы счастье. (Интервью с певицей Alyosha и ее продюсером Вадимом Лисицей).

Alyosha (Алена Кучер) — молодая певица, автор и исполнительница собственных песен. Еще меньше года назад, ее имя мало кто знал, но многие из вас наверняка слышали ее голос в песнях исполняемых дуэтом Потапа и Насти, песнях Филиппа Киркорова, Натальи Могилевской, и еще во многих известных музыкальных проектах. Сегодня Алена Кучер больше посвящает себя сольной карьере, под именем Alyosha, и весной этого года ее голос c могла оценить уже вся Европа, где Алена достойно представляла нашу страну на конкурсе Eurovision 2010. Голос мощный, уверенный, заставляющий пробуждаться, как в ее песне «Sweet People», или сменяющийся чувственной и нежной подачей в песне «Снег». Мнения отечественного народного слушателя об Alyosha такие же диаметрально противоположные, как и та гамма эмоций, которые способен передать ее голос — от крайностей до крайностей, от восторга до возмущения. Но однозначно этот голос не может оставить равнодушным. Мне посчастливилось пообщаться с самой певицей и ее продюсером Вадимом Лисицей спустя месяц после выступления на конкурсе Eurovision 2010.

—  Какие впечатления остались в целом?

Вадим: Это наше первое участие на шоу такого уровня, конечно, осталась масса положительных впечатлений. Считаю, выступили достойно. Но кроме впечатлений остался еще большой финансовый долг, так как организаторы возложили все затраты на самих участников, а это перелет, и проживание в гостинице и питание.

— неужели это все легло на ваши плечи и карманы, со стороны государства не было никакой помощи?

Вадим: обещали нам поддержку до последнего дня, может быть, если бы нам не обещали, мы бы привлекли спонсоров, нашли деньги. В итоге вопрос реально стал ребром — лететь, либо не лететь, но назад уже дороги не было, хотя в принципе мы могли просто плюнуть на все и остаться в Киеве.

— получается, все это нужно было больше самим артистам?

Вадим: Это правда, творчество нужно музыкантам, а бабки — продюсерам (с улыбкой)

Алена: но ведь в нашем случае мы ехали представлять не артиста, а страну участницу. Точно так же как, к примеру, на олимпиаде. Этот конкурс ведь тоже был своего рода интернациональным соревнованием.

— С какими надеждами ехали в Осло, была ли задача победить, войти в пятерку или десятку?

Алена: Абсолютно никаких подобных задач не ставили. Хотелось достойно выступить, представив нашу страну, вот и все.

Вадим: Плюс еще использовать эту площадку для того чтоб послать на многомиллионную аудиторию тот мессэдж, который находится в нашей песне «Sweet People». Это я говорю совершенно откровенно.

— а как вам организация конкурса с технической стороны? Я читал, что была даже площадка индивидуальной настройки ушного мониторинга для каждого артиста.

Вадим: с технической стороны все было организовано блестяще, никаких вопросов. Да, было отдельное помещение, где стояла микшерная консоль и контрольные мониторы, аналогичные мониторам на сцене, также там были и ушные мониторы и микрофоны — все это можно было опробовать и подстроить под себя. Но мы не использовали ушные мониторы, поэтому такой большой необходимости в отстройке не было.

— отказ от ушного мониторинга это принципиальная позиция или просто решили не рисковать из-за отсутствия практики использования?

Алена: я все же предпочитаю слышать себя в напольных мониторах, и это не то что бы консерватизм, просто в наушниках не так ощущаю динамику и энергетику своего голоса.

Вадим: Говоря техническим языком, у Алены достаточно большой динамический диапазон в голосе, и ей нужно его чувствовать, а на маленькой мембране in — ear мониторинг а всего этого в полной мере не ощутить. И с теми микрофонами которые были там, (Sennheiser SKM 5200) вполне допустимо было использовать напольные мониторы.

Алена: Но мониторы все таки сыграли свою злую шутку, и определенная сложность все же возникла. Мониторы находились под полом сцены и когда включили «ветродуй», звук просто стал улетать, и мне нельзя было сделать даже шаг в сторону чтоб не потерять звуковую волну. В принципе, хорошо, что у нас в номере не было динамических постановок, особой хореографии, иначе слышать себя только в напольных мониторах было б тяжело.

Вадим: Да, это сыграло нам на руку. Уже на первой репетиции мы нашли точку на сцене, где был бы нормальный баланс мониторной линии и все, остальные участники использовали ушной мониторинг. Все без исключения, кроме Алеши, но о причинах нашего выбора я уже сказал.

— а за FOH пульт вас допускали?

Вадим: нет, там стоял только их человек. Он принимал, конечно, комментарии и пожелания на протяжении всех репетиций. Только однажды, на последней репетиции звукоинженер допустил промах, в результате чего съехал баланс мониторной линии в сторону фонограммы. Вообще там было видно, что работают профессионалы, которые сами все слышат и обо всем догадываются, в работу которых вмешиваться не хотелось.

Алена: Вадим сам не любит когда кто-то вмешивается в его работу )))

Вадим: Каждый участник пел в свой микрофон, всего было задействовано около 40 радиосистем. На нашем микрофоне они решили поменять «голову» и поставить переключатель гейна в положение -4 дБ, наверно учитывая, специфику голоса Алеши. Вообще эти ребята не особо считали нужным объяснять, что они делают, да и не было в этом необходимости, так как в их компетенции не было сомнений вообще.

— А в чем заключались ваши комментарии и пожелания?

Вадим: мы обозначили в каких местах должен быть тот или иной эффект на голосе, где вообще нужно сделать все сухо, без дилеев вообще. Также попросили чуть уменьшить компрессию — вот и все.

— А как вам звук в самом зале?

Вадим: Ну… В общем, удовлетворительно. Сам зал был не идеален для проведения концертных программ, его акустические проблемы чем-то напоминают те, с которыми можно столкнуться в киевском дворце спорта. Но, тем не менее, инженеры со всеми проблемами справились, и в итоге звук был достаточно комфортным. Какими методами они этого добились, я лично не вникал, так как было просто не до этого. В качестве плеера использовали систему Protools HD, пульт был, конечно же, цифровой.

— Алена, а как тебе пелось вообще в микрофон Sennheiser?

Алена: Замечательно. Меня впечатлило то, что на сцене я слышала весь спектр своего голоса, особенно глубину в нижнем частотном диапазоне. Обычно у нас из мониторов только середину слышно, голос такой кажется плоский, а тут — полный обьем, кайф.

Вадим: Ну еще бы, все таки там капсюль от студийного микрофона Neumann стоял. Плюс еще диаграмма направленности — суперкардиоида, от мониторов не было обратной связи.

До этого лучшее, что я слышал, это серия KSM от Shure, но думаю, что данная модель Sennheiser SKM 5200 будет даже лучше. Что звук, что качество приема и динамический диапазон самого приемника — на высшем уровне, хочется отдать похвалу компании Sennheiser за это.

 

— В вашем техническом райдере указана какая-то определенная модель микрофона?

Вадим: Нет, поскольку мы всегда готовимся к худшему, дабы не разочаровываться на месте. У нас очень мало качественных, хорошо обеспеченных технически клубных площадок, и потому мы используем то, что есть на месте. Конечно, какую-то определенную планку качества микрофона мы указываем, но не конкретную модель. Но после опыта в Осло задумались о приобретении именно Sennheiser SKM 5200. Замечательный микрофон, всегда бы такой звук — и было бы счастье ))).

— Бывает, что от пения в плохой микрофон испытываешь дискомфорт?

Алена: Да конечно бывает, и от этого может не только удовольствие от пения теряться, но еще и голос подсаживаться. Хотя у меня достаточно опыта, чтоб воспринять это как работу в экстремальных условиях.

Вадим: Кстати, мы в Осло поработали в нескольких клубах, и я хочу отметить, что все они достаточно серьезно обеспечены технически, начиная от качественных микрофонов, и заканчивая хорошими цифровыми пультами, так что в Норвегии экстремальных условий не было ). А вот в наших клубах экстрима более чем достаточно, особенно в провинции.

— Что насчет продюсерского центра, на какой стадии эта идея?

Вадим: Этот центр уже существует, и на сегодняшний день основной его задачей является саунд-продюсирование. Мы начинаем сотрудничать с некоторыми проектами, в которых видим перспективу, и хотелось бы дать им возможность самореализовываться.

— Это поп музыка?

Вадим: Это популярная музыка, качественная, не «фанерная», а настоящая живая. Не буду называть заранее имен, скажу только, что мы готовим для них три супер хита, и первый из них уже почти готов.

— А дебютный альбом Alyosha скоро увидит свет?

Вадим: Уже начался его релиз в Америке, на достаточно крупном лейбле Tate Music Group.

— Почему именно там?

Алена: Во-первых, альбом полностью англоязычный. Мы его делали на протяжении двух лет, записывали его на нашей студии.

Вадим: Переговоры с этим лейблом начались еще полтора года назад, сейчас они самостоятельно готовят промокампанию по Америке для нас. Обращаться к отечественным лейблам мы не видели смысла.

—  Основная концепция творчества и имиджа проекта Alyosha — это борьба за экологию. Как давно захотелось быть причастными к этому?

Алена: У меня всегда было желание тянуть за собой какой-то смысл, чтоб люди под мои песни не только танцевали, смеялись или плакали, а становились более гуманными к природе, животным, друг к другу. Очень хотелось бы, чтоб слушатели через нашу песню «Sweet People»  осознали, насколько важны проблемы экологии сегодня, чтоб хоть один человек стал более трепетно относиться к нашему дому, нашей планете. Нам из Испании написал один парень что, мол сомневался куда ему поступать учиться, но после того как он услышал нашу песню, то сделал выбор в пользу факультета экологии, и таких примеров целый ряд, нам очень это приятно. Это наша победа, это то, отчасти, ради чего мы все это делаем.

июль 2010

( общался Андрей Жмурко)